Лучший канал о каршеринге, более 10 000 читателей!

TimCar: «Мы хотим попасть в топ-5 каршерингов»

22 января 2018 года запустился уже тринадцатый по счету московский каршеринг — TimCar. Чуть больше недели назад мы встречались с основателями сервиса и взяли большое интервью. О том, почему оператор так называется, будет ли бесплатной парковка ночью и Рено ли единым, читайте ниже.

Расскажите о себе: кто вы такие, чем вы занимались до этого проекта?

Николай: Меня зовут Николай. У меня есть другой основной бизнес, рассказывать про него не буду. К идее открыть каршеринг подтолкнул меня Тимофей — мой сын.

Я обожаю машины, потому что я родом из 90-х, когда машина была неким престижем, для меня мысль отказаться от машины была практически неприемлема. Но Тимофей рассказал о каршеринге, и я понял, что в Москве машина мне, в общем-то, не нужна. Естественно, меня это заинтересовало.

То есть вы — два каршеровода?

Николай: Я — нет. А Тимофей да, хотя у него тоже есть личный автомобиль.

Тимофей, а насколько активно ты пользуешься?

Тимофей: Ну, в будние дни примерно 4-5 раз в неделю. Я зарегистрирован во всех каршерингах, пользуюсь чаще всего Anytime. Первый раз я попробовал, когда мой личный автомобиль сломался и надо было рано утром приехать из точки А в точку Б. Брать такси не хотелось, и я решил попробовать каршеринг. Моим первым оператором стал Anytime, я проехался и понял, что это очень прикольно. И решил достать отца))

А когда к тебе пришла идея, что надо делать свой каршеринг?

Тимофей: В принципе, она сформировалась, когда я смотрел на агрегаторы Московский каршеринг, Весь каршеринг России, Яндекс.Каршеринг… Когда нужно было куда-то ехать, я смотрел в агрегаторы и… вот нет машин. У меня спальный район, но утро, и ни одной машины нет. Нужно идти пешком, проще на автобусе. И тогда я подумал, что раз такая проблема есть, значит, место еще есть.

Раньше всех это интервью получили читатели нашей почтовой рассылки. Подписаться на нее можно тут.

Зарегистрироваться в сервисе можно по этой ссылке

Скачать приложения для iOS, для Android

Используйте наш промокод truesharing и получите бонус — 300 рублей на счет

Какие перспективы у этого рынка? Не думаете ли вы, что немного припозднились с заходом сюда?

Николай: Да, припозднились. Но рынок есть рынок, разрулит. В этом отношении не очень страшно.

Оценивать сам рынок достаточно тяжело: здесь вопрос благосостояния людей, экономической ситуации в стране. Я занимаюсь бизнесом уже 12 лет и прекрасно понимаю, что здесь масса факторов. Мы хотим дорасти до флагманов и попасть в топ-5. Я сразу соревнуюсь с крупными, мне уже заранее тяжело, и я это понимаю.

Кто, по вашему мнению, сегодня лидеры в индустрии, за счет чего вы собираетесь их догнать?

Николай: Лидеры — это, конечно, Делимобиль, BelkaCar и YouDrive, но равняться больше хочется на Белку, честно скажу. Потому что чище машины, выше лояльность. YouDrive тоже очень интересная компания, но она немного другого формата.

От Белки мы уже изначально отличаемся другим автомобилем: у них это Киа Рио или Хендай, что одно и то же плюс-минус, у нас все-таки Рено Логан и Рено Сандеро. Логанов больше, поскольку их больше производят, Сандер поменьше. Машинки удобные. Я и сам тяготею к европейским автомобилям.

В каршеринге есть логаны, но не в таком количестве. У нас планируется около 200 автомобилей для начала, а потом мы будем стараться быстро-быстро набирать. Не буду сейчас говорить, сколько планируется поэтапно, но сейчас задача — 1000 автомобилей в максимально короткий срок. Хотим за год. Получится, не получится — никто не знает.

Хорошая цель, отличный ориентир. Выбор Рено продиктован только вашим предпочтением или в том числе условиями по лизингу?

Николай: Рено пошли нам на встречу, и, скажем так, нас это заинтересовало. А вот лизинг как раз недружественный, по большей части: они не понимают, что такое каршеринг, для них даже лучше такси. А мне кажется, что каршеринг даже более безопасен в этом отношении, хотя статистика, естественно, будет только через какое-то время.

Что вы думаете про Яндекс? Какова роль этого игрока?

Николай: Я считаю, что пока место есть для всех. Вопрос в предоставлении услуги.

Я понимаю, что 50 машин — это не много, их придется искать. И понимаю, что конкуренты тоже не стоят на месте. Я называл только флагманы, но мы знаем, что есть и Lifcar, и Car4You, и мы, разумеется, следим за тем, как они развиваются. У всех разные ресурсы, разные возможности.

Раз мы затронули компании второго эшелона, кто из них по-вашему самый интересный?

Тимофей: Если говорить про автомобили, то можно назвать нашим прямым конкурентом Car4You, так как и у нас, и у них логаны. Да и по количеству автомобилей сначала мы будем сходиться. Из второго эшелона также можно выделить Карусель — и по цене, и по количеству автомобилей, и по интересу к этому сервису. Я вижу, что именно Карусель зацепила многих моих знакомых, которые до этого не пользовались каршерингом.

Ну, они сделали несколько отличное от рынка предложение и провели хорошую пиар-компанию. Какая, на ваш взгляд, самая большая проблема есть сейчас в московском каршеринге?

Николай: С точки зрения предпринимателя, вы вкладываете достаточно большие деньги за автомобили (я понимаю, почему многие так медленно развиваются), а затем 10 дней получаете разрешение. Мы “за” то, что разрешение есть, просто это время. В итоге получается, что деньги вы потратили, а машина еще не поехала. К тому же, машины вам отдали, и их куда-то нужно ставить (то есть, оплачивать стоянку). Хотя 10 дней — это, конечно, достаточно быстро для Москвы, по закону 30 дней вам могут отвечать.

Еще я, наверное, отметил бы вот что: мы были вынуждены выдернуть из машины все, что отрывается. От домкрата и запасных ключей, все, что только возможно. Это, конечно, не очень приятно.

Это вопрос культуры, наверное? Что можно с этим сделать?

Николай: Да ничего.

Просто убирать все из машины?

Николай: Один из самых простых способов, чтобы у вас не воровали, — это не давать такой возможности. А так, да, действительно, люди очень странные. Все в юности страдали какой-то фигней, я в том числе. Но вот как-то взять чужое для меня было неприемлемо.

Для некоторых людей это почему-то не чужое, а ничье.

Николай: Если так задуматься, то это глобальная проблема для страны, особенно для моего поколения и нескольких следующих. У нас было все советское, все общее. Мы передали детям отчасти это отношение и у нас как такового понятия частной собственности до сих пор не существует.

И государство, к сожалению, не защищает нормально, в этом тоже проблема. На самом деле, получается какой-то политический лозунг, но за те налоги, которые мы все платим, хотелось бы получать хорошую защиту, а не бюрократию. Мне, знаете, все равно, мы будем социалистической страной — я за, будем капиталистической страной — я за, только правила игры расскажите! А то мы не понимаем, как жить. Так что начинать страшно. Непонятно, что будет.

Давайте про безопасность. Как вы будете бороться с фейковыми аккаунтами?

Тимофей: У нас есть некоторая система защиты, распознавания. Сейчас у нас собственная служба безопасности, в дальнейшем, возможно, воспользуемся сторонней программой. Мы смотрим, как они себя покажут, насколько будут эффективны и правдивы. Но на данный момент мы пользуемся своими силами.

Сколько вам уже поступило заявок и сколько из них вы уже верифицировали?

Тимофей: На 12 января, без рекламы и окольными путями, порядка 100 человек зарегистрировалось. В день, когда вы разместили пост про нас, был большой всплеск регистраций.

Николай: Понимаете, услуга она и есть услуга. Когда вы приезжаете отдыхать, вы не хотите выпрашивать туалетную бумагу или полотенца. Я не могу предоставить услугу в должном объеме, пока мы все не доделали. Поэтому я и не хотел светиться. Мы обработали все заявки, которые были, но у некоторых не смогли привязать карты, так как сервис еще не до конца работал.

Тимофей: В тот первый день программа, которая отвечала за привязку карт, не работала — она была в тестовом режиме, и приходившая информация не сохранялась. У тех, кто позже регистрировался, карты привязались.

Николай: Мы или будем вынуждены просить перерегистроваться, или еще что-то. Это нас расстраивает.

Каршероводы в основной своей массе адекватные люди, которые наблюдают уже не первый запуск, и понимают, что это совсем не легкое дело.

Николай: На самом деле, взбалмошных и недовольных действительно не очень много, но кричат они больше всех. Из-за таких создается некое мнение.

Что вы думаете про B2B и корпоративный каршеринг? Будете его запускать?

Николай: Будем. Больше ничего не скажу. У нас уже были предварительные переговоры, и даже само представительство Рено сказало, что заинтересовано.

Вернемся к Рено. У вас будут логаны и сандера — маленький хэтчбэк…

Николай: Я все-таки не удержусь. Почему я не люблю корейские авто? Вы открываете двери, видите тонкую дверь, всякие мелочи, которые задевают. Безусловно, они стали лучше, пропал запах в новых авто, но все-таки европейские машины — они другие, их как-то по другому делают. Логан предыдущего поколения хуже, честно говорю, этот — значительно лучше. Все, что мы помним по всяким такси — пластик дурацкий и т.д — здесь все не так, лучше.

Вот эта эпидемия, которая захватила все наши 13 бравых компании, которая называется “Кроссоверы” или “Премиальный сегмент”, что вы о ней думаете?

Николай: О нас пока не знают. Премиальный сегмент, конечно, людям интересен, но даже Белка сильно ограничила доступ к нему. Так что, если у нас и будет премиальный сегмент (а скорее всего, он будет), то мы тоже очень сильно ограничим, потому что машины дорогие.

Сама эпидемия — людям хочется попробовать, это же здорово! Разные машины — это очень хорошо. У нас просто цели сейчас другие — мы хотим, чтобы о нас узнали, мы хотим, чтобы это было удобно. Потому что главная цель в Москве, на мой взгляд, — это удобство. Я не хочу ехать на автобусе, я не хочу толкаться со всеми, я знаю, что такое автобус, и для меня это проклятье до сих пор. Мне хочется сесть одному, спокойно доехать. Иногда думаешь: “да пусть я три часа буду ехать, только один”.

Если бы каршеринг появился 10, 20 лет назад, у меня бы не было своей машины. Ну так, разве что, одна на всю семью, — а сейчас у нас их несколько. Каршеринг — это здорово, мы не отвечаем за автомобиль. В каком плане – я не плачу за парковку, я бросил ее (ну, в положенном месте), и мне все равно, что с ней будет. Я не хочу ехать на Hyundai – еду на Renault, не хочу на Renault – еду на Hyundai. Есть выбор.

Если говорить о классической аренде, есть ли у вас планы продолжить свой сервис пакетами, суточными, недельными, месячными тарифами?

Николай: Да, конечно, мы смотрим в эту сторону. Я думаю об этом, но давайте сначала мы первый шаг осилим.

Вопрос тогда про первый этап: какие условия?

Николай: У нас будет один простой тариф — 7 рублей в минуту с франшизой 20 000 рублей. Стаж от года, возраст — 20 лет.

Могу объяснить, почему такой возраст и стаж. Когда сын получил права, я просто свои машины страховал без ограничения, потому что было подешевле. Так он получил опыт, а большинство, к сожалению, даже опыт не получают. Люди часто выжидают 2 года, пока страховка станет дешевле, а в итоге выезжают на дороги ровно такие же “никакие” и начинают точно так же бить машины – какой в этом всем смысл?

Поэтому мы установили порог в год стажа и 20 лет. Мы можем и 3 года поставить, но не факт, что люди ездили перед этим. 20 лет — это уже хоть сколько-то взрослый человек. Хотя… Господи, а сколько великовозрастных идиотов?

Мы не задали очень важный вопрос: ночная парковка будет?

Тимофей: Да, бесплатно с 23:00 до 8:00

Николай: Мы посмотрели — это разумная идея даже на старте. Потому что это гарантированный клиент, который с утра встал и поехал. Нет смысла выдумывать новые велосипеды, надо посмотреть, как сделали другие.

Прописка, проживание – какие у вас будут к этому требования? И национальность. Скоро Чемпионат мира по футболу, иностранцы поедут…

Тимофей: Если говорить о ЧМ, то тут вопрос со страховкой стоит немножко по-другому. Мы пока еще глубоко вопрос не изучали, так что, на данный момент, только РФ, Москва и МО.

То есть житель другого города России с гражданством России сможет подать заявку, приехать сюда и попользоваться? Круто.

Николай: Тяжеловато им будет здесь. Многие иногородние приезжают и бросают машины за МКАДом, потому что не знают города. Кто-то если решится – ну, хорошо, давайте. К UrentCar прилетают со всей страны, мы на них тоже ориентируемся. В Сочи, кстати, тоже интенсивное движение и более стремное, чем в Москве. Потому что там они ездят по-другому. С Краснодарского и Ростова – поворотники не любят включать!

Это точно. И развязки сумасшедшие.

Николай: Может, мы и договоримся со страховкой, кто знает. Потому что, если Аэрофлот готов за 5 рублей всех катать, значит, может, страховые захотят как-то пойти навстречу.

Мы знаем точно, что Делимобиль в эту сторону активно думают.

Николай: Знаете, я не ориентируюсь на тех, кто приехал и уехал. Я ориентируюсь на людей, которые здесь живут. Иностранцы — это возможность срубить денег, но это короткие деньги. У меня другой взгляд: пусть они будут плавные, длинные, пусть будут все свои.

Есть такая проблема у каршероводов, называется она заправка автомобилей бензином и незамерзайкой. Что будет у вас, как это будет работать?

Николай: Ну, ничего нового, к сожалению, мы не придумали. Это карточка и заправка нашими техниками, а также мы заключили соглашение с внешней службой заправки.

Расскажите про зоны.

Николай: Мы решили зоной использования сделать Московскую область. Не совсем по границе, но захватили большие города, например, Орехово-Зуево, Сергиев Посад, Серпухов, Обнинск. Постарались включить те города, куда интересно было бы доехать. Завершить, разумеется, там пока нельзя, так как мало машин. Завершить аренду можно, соответственно, в Москве внутри МКАД. Плюс, стараемся включить станции метро за МКАДом. Моя основная цель — сделать так, чтобы на старте как можно больше людей захотело воспользоваться сервисом.

Правда большая зона на старте повышает риск того, что машина может быть “монополизирована”.

Николай: Ну и пусть, мне же тоже это хорошо. Я не стремлюсь заработать всех денег и хапать безостановочно. Может быть, поэтому я и держусь 12 лет в бизнесе. У меня другой подход: я дождусь того, чего я хочу. Не знаю, как судьба сложится и как будет вести себя Тимофей, но моя стратегия такова.

Мы рассматриваем приложение, как основную точку контакта. У кого сейчас приложение лучше?

Николай: Ну, вы знаете, CarTrek, по-моему, даже не скрывал – он ориентируется на Белку. Я, честно говоря, конкурентами не люблю интересоваться, потому что ты начинаешь зацикливаться. Я смотрю только со стороны, как это выглядит. Я знаю, что в BelkaCar владельцы девушки, и они молодцы, безусловно. Потому что в компании есть и мужской подход – техника всякая, а есть женский, который мужики не видят. У них особый взгляд, на них стоит ориентироваться.

Делимобиль – хороший… но они даже цвет неправильно выбрали, синий с оранжевым смотрится лучше! Белку ты выхватываешь глазами, это очень важно. Я бы вообще сделал красные машины, если бы можно было

YouDrive делают оранжевые.

Николай: Оранжевые — не то. YouDrive вообще в другом сегменте. Знаете, мы даже не конкуренты. Уход в другой сегмент — это отличная стратегия. И технику выбрали ту, которая подходит под их сегмент, и политику строят также. Мы сейчас “как все”, нас нельзя сравнивать.

С какой цифрой вы открываетесь?

Николай: В наших интересах, чтобы о нас побольше узнали, но честно говорю: первое — это около 40-50 машин, которым мы сегодня [в день интервью] оплатили парковочные места. Затем мы в ближайшее время выпустим еще 86. До 200 машин хотим дорасти в течение месяца.

Вы знаете, что меня поразило на самом деле? Я, опять же, повторюсь, много лет занимаюсь бизнесом, но никогда не встречал такого интереса и энтузиазма! У меня один человек так и сказал «Я эту работу ждал!», денег с меня не взял. «Вот поедет, тогда и возьму». Другие друзья и приятели, у которых есть время, приезжают и просто так помогают — меня это вообще поразило. У Тимофея такая же история со студентами: он моментально нашел 10 человек, чтобы перегонять машины. Это все правда странно и удивительно!

Ну мы сами такие же. Каршерингом болеем. Им заражаются, и что-то происходит в голове у людей, когда они регистрируются в первой компании.

Николай: Да, причем я больше вам скажу, я тоже отчасти стал пропагандистом! Мне вообще все это напоминает сотовую связь. 1998 год — телефоном пользуются единицы, он дорогой, связь дорогая, а потом — раз! — и в 1999-2000 у всех вокруг телефоны!

Мобильный телефон всем тогда не нужен был, но это было помешательство.
Это новое и необычное, кроме того возможность покататься на разных машинах, в том числе возможность взять машину классом выше. Все, кто начинают пользоваться каршерингом, постепенно полностью переходят на каршеринг.

Считается, что мы в начальной точке роста рынка и что за ближайшие 2-3 года каршеринг вырастет в какие-то безумные цифры: в 30-40 раз.

Николай: Это верно, очень быстро развивается рынок. Будут разорения, неудачи, и мы не застрахованы от неудач, к сожалению. Но я думаю, что все получится. Ну и спасибо московскому правительству, на самом деле, за то, что они сделали некие условия для каршеринга, — это действительно большое дело. В других городах нет такой истории.

Там просто нет фактора роста. Пробки есть, а правительство пока не готово. Плюс, у регионов еще инфраструктура не готова. Если, например, в Сочи есть платные парковки, то нет механизмов, которые контролируют паркинг, как в Москве — камер, или ЦОДД, которые ездят и проверяют все. Просто отсутствует сам механизм контроля, поэтому люди приезжают, парковка платная, поставил, никто не контролирует — никто не платит.

Николай: Ну, я думаю, что все это постепенно будет развиваться, как и в Штатах — вон у них там же пешеходы вообще ходят, фильмы мы все с вами видели, подкладывают под дворник. Я думаю, что там будет тоже упрощенная какая-то система в городах-миллионниках. Любой рынок развивается так, что сначала появляется куча маленьких, потом начинаются слияния и поглощения, потом останется несколько игроков, которые будут большими. Это не мы придумали.

Вот здесь я бы хотел уточнить. Я неоднократно разговаривал с разными участниками рынка и индустрии, и все в один голос твердят, что консолидации как таковой не будет. То есть, игроки будут просто умирать. Как вы это видите?

Николай: Давайте не будем говорить про Яндекс и представим, что сюда придут Car2Go. У них неограниченные ресурсы, финансовые в том числе. И, конечно, те, кто занимается каршерингом, должны консолидироваться. Просто должны, это вопрос выживания.

То есть, консолидироваться против большого игрока?

Николай: Нет, за выживание себя. А против — это мы с вами должны выйти с палками и гвоздями, побить им стекла, проколоть колеса. По логике все мелкие, такие как я, должны сейчас уже начинать думать об объединении.

Мы вам можем приоткрыть завесу и больше сказать. Все думают сейчас об этом активно.

Николай: Я тоже пока помолчу. Проблема договориться — это всегда сложно. Легче разговаривать с покупателем, заказчиком, поставщиком, потому что ты знаешь правила игры, а здесь вы на равных, это всегда тяжело. И даже если у меня 5 машин, а у него 10, я все равно буду себя вести на равных. В этом самая большая проблема, на мой взгляд. Если люди хотят, я готов об этом разговаривать.

Вопрос, который отчасти продолжает эту историю про развитие: что вы думаете про агрегаторы?

Николай: Это как раз объединения, которые я говорил. У вас же стоят все приложения операторов? В результате вы же выбираете то, что ближе. И сейчас по сути еще нет конкуренции: вот когда вокруг каждого человека будет 15 машин — тогда да.

Нет смысла заниматься предпринимательством с 200 машинами. Есть смысл доводить парки как минимум до тысячи, все остальное — это ерунда. Рынок сложный, он отчасти похож на рынок авиаперевозок. Нужно смотреть за деньгами: куда они идут, на что вы тратите, куда утекают, и т.д. и т.д.Все остальное — просто, на мой взгляд.

Программа [мобильно приложение — прим. Трушеринга], есть, люди, которые ей занимаются, — профессионалы, слава тебе, господи. Мы с Тимофеем, когда начинали, нашли даже разработчика, но прикинули, что, пока он ее разработает, пока мы протестируем, мы не успеем просто в рынок войти. Поэтому обратились в несколько компаний, CarTrek откликнулся достаточно быстро. Иван — приятный человек и тоже каршеровод, практически обратил в веру нас, Тимофей ездил в Сочи смотрел, как все это работает.

Основатель YouDrive, Борис Голиков, считает, что сама идея ездить на каршеринге в аэропорт — это бред. Это прямо открытая цитата. Что вы по этому поводу думаете? И как скоро вы будете (если будете) пробивать себе парковки в аэропорту?

Николай: Вопрос разговоров, но здесь уже конкуренция с такси скорее. Оно отчасти бред, а отчасти… такое количество людей прилетает и улетает в нашем городе! Мне давно-давно рассказывали, как люди из Питера прилетели в Шереметьево, и им надо было доехать до Домодедова. Когда им таксист сказал, сколько это стоит (не помню, какие деньги еще тогда были), они в обморок упали! Так что в концепции Бориса, возможно, все так. Но мы будем думать.

Опять же, возвращаясь к пути YouDrive, Борис Голиков также говорит, что он делает бизнес на продажу…

Николай: Слушайте, ну все об этом думают так или иначе. Я так подозреваю, что все…

Здесь было бы, наверное, логично вам оставаться монобрендовой компанией?

Николай: Мы об этом думаем. Если вдруг Renault захочет прямо откровенно поучаствовать и стать партнером, а со временем, возможно, и владельцем, почему нет? Можно сделать акционерное общество. У меня будет работа, вы поймите. В нашей стране еще работу себе надо найти, которая вас устраивает и которая вам нравится. У меня все началось с того, что я не мог найти себе работу. Несколько раз где-то потыркавшись, я подумал: «Если я такой умный, я должен работать сам на себя». Я поступил в институт в Советском Союзе, а закончил… в другой стране. Это были сложные времена.
Поэтому я создаю себе рабочее место. Тимофею рабочее место. Вот ему на будущее, если он захочет продолжать этим заниматься, если не захочет — это его право выбора.

Ситуация из ближайшего будущего: вышел каршеровод из дома, рядом стоит Делимобиль, Белка, Карусель, Anytime и вы. Почему он сядет на вас?

Николай: Да пусть сядет в любой. На самом деле, это же право выбора, как же я могу ограничить? У нас нет конкурентного преимущества. Это знаете как может происходить? У меня первое приложение – Белка, второе приложение – TimCar, третье приложение… Я ткнул куда попал. Я думаю, что так и у них будет происходить. Пока. Дальше будут, конечно, смотреть на качество. Будем стремиться к Белке, но Белка работает дольше. У них попытки замечательные, поставить держатель, сделать провода. Это все разумно. Но у нас, к сожалению, есть люди, которым руки бы оторвать так же, как они эти провода выдирают.

Вы знаете, здесь маркетинговые штучки, типа на уши присесть и говорить о том, что мы лучше, не сработают. Мы все разные!

Есть определенный запрос на то, чтобы сервис был клиентоориентированным.

Николай: С самого начала мы с вами говорили, что, когда вы приехали в какой-то пятизвездный отель, вы хотите получить определенный сервис. Я не хочу начинать, когда у меня никто не сможет сказать даже «алло». Пока никто не сможет нормально ответить, мы не запустимся.

Это прекрасное стремление.

Николай: Для меня дороговато, но я понимаю, что, если мы не сможем обработать первую волну регистрации, это будет, мягко говоря, не очень здорово.

А техподдержка у вас будет своя здесь или аутсорс где-то?

Николай: Техподдержка будет смешанная: и там, и здесь. На простые вопросы будет отвечать колл-центр, не хочу этого скрывать, на аутсорсинге. Мы здесь будем уже только более сложные проблемы решать. Чужой опыт говорит, что к нам перейдет 10% звонков.

TimCar в честь Тимофея назван?

Николай: Да. Все очень просто: “Белка…р.”, а все говорят «Белка». А это будет «Тимка». Я с самого начала, когда еще не знал, как будет называться, говорил о том, что в названии должно быть имя собственное, что-то простое в произношении. Оно должно трансформироваться во что-то такое, что было бы легко запоминать. Думаю, будут «Тим» называть.
Есть каршеринги, которые называются нечитаемо. То есть, нет, они читаемы, но нельзя сказать… «О, Белка проехала!». Когда ты произносишь «Белка», это некий субъект, имя собственное, а про компании со сложными названиями так не скажешь.

Сколько у вас сейчас в штате человек?

Николай: Пока немного, и полно энтузиастов, на самом деле. Как ни странно, участников стало аж 20 человек: кто-то занимается сайтом, рекламой, кто-то просто помогает…

Вообще, когда люди готовы вам бесплатно помогать, это некий показатель того, чем вы занимаетесь. Это значит, что вы делаете очень крутую вещь.

Николай: Надеюсь. Нет, я надеюсь, конечно, на успех… Но я сначала думаю о том, как я проиграю, а потом, может быть, выиграю.

Правила сообщества
  • комментируйте!
  • будьте вежливы, уважайте участников;
  • старайтесь оставлять информативные, полезные и интересные комментарии;
  • соблюдайте действующее законодательство;
  • мы не приветствуем размещение промокодов и рекламы;
  • лучшие комментарии будут отмечены редакцией;
  • вы тоже можете стать автором или участником проекта и продвигать свои промокоды;