Почему репортаж «Москвы 24» о каршеринге ужасен

12 октября на телеканале «Москва 24» вышел репортаж Евгении Стрыгиной «Вся правда о каршеринге», в котором журналист разоблачала московские сервисы краткосрочной аренды, рассказывала о недостатках и косяках каршерингов. Мы проанализировали этот материал и объясняем, почему он – верх журналистского непрофессионализма.

Истеричная подача

Уже с первых кадров места ДТП, убийства и развороченного автомобиля в материале заявлена откровенно желтая стилистика. Далее под нагнетающую музыку автор анонсирует самые жесткие, но не самые информативные темы: арест мошенников, нарушение правил ПДД, вырванные из контекста фразы вроде «машина воспламенится и сгорит за 30 секунд».

Доставайте попкорн и валидол, не думайте о здравом смысле.

История, с которой начинается репортаж – убийство 12-летнего ребенка. Это ДТП произошло больше года назад и сейчас совершенно не актуально. Но ребенок, убийство и еле сдерживающий слезы папа – слишком «удобная» тема, чтобы не начать с нее свое разоблачение.

Далее весь репортаж сопровождается видеороликами с дикими нарушениями и поломанными автомобилями, а в конце материала автор непонятно для чего добавляет сюжет о разбитом Ferrari Делимобиля.

Как оно влияет на рынок каршеринга, что означает в контексте этого репортажа? Никак и ничего, просто авария – хорошая тема, чтобы привлечь внимание массового зрителя, которому плевать на каршеринг, но он всегда будет рад посмотреть на разбитый автомобиль или убийство ребенка.

Когда «Москва 24» только появился, он позиционировал себя как модный и прогрессивный телеканал для активных горожан. Но такие репортажи только скидывают его в трясину желтого федерального ТВ.

Нарушение связи между причиной и следствием

Разберем на примере стержневого сюжета со сбитым ребенком (01:36).

Из того, что человек ехал на каршеринге в состоянии наркотического опьянения, можно сделать только один вывод: этот водитель нарушил грубо правила сервиса, ПДД и вообще поступил необдуманно, разрушив несколько человеческих жизней.

Но это не значит, что все каршероводы – наркоманы.

Журналист делает другие выводы:

«Такие водители без тормозов не боятся ни [превышения] скорости, ни сесть за руль в состоянии опьянения – надеются, что их вина ляжет на каршеринг» (03:51)

Это бред, который показывает, что автор либо не читал ни одного договора с оператором, либо пытается подтасовать факты. Никакая вина не ляжет на каршеринг, а нарушать правила в арендованной машине намного опаснее, чем на личном транспорте. Ведь можно попасть на очень большой штраф.

Если вы хотите лучше разобраться в теме, чем журналисты «Москвы 24», и не платить большие штрафы, почитайте наш цикл материалов о договорах с каршерингом простым языком (начните отсюда).

Или изучите разбор новых каршерингов, там тоже много полезной информации про договоры (Rentmee, Carlion, Carenda).

Другой пример грубого нарушения причинно-следственной связи – сюжет про спящего в машине мужчину.

Видеоблогер с 50 подписчиками Captain Nigorro почти полтора года назад выложил ролик, в котором он непонятно для чего спит в машине Юдрайва. Означает ли это, что в каршерингах спят многие пользователи или что такая проблема в принципе существует? Нет.

Что говорит журналист:

«Пользуясь тем, что аренда после 8 вечера дешевле, легким движением руки сиденье превращается то в постель, то в праздничный стол» (12:41).

Типичная манипуляция: из частного случая автор необоснованно делает общий вывод.

Куча технического непрофессионализма

Журналист ужасно работает со спикерами, вырывая слова из контекста и оставляя при этом только самые яркие фразы.

Хороший пример – комментарий Антона Гусева из Энитайма (09:22). Гусев рассказывает, как оператор пошел навстречу клиентам и отменил штрафы за мелкие повреждения, чтобы клиенты сообщали о царапинах, а не замалчивали их, боясь последствий. В итоге его комментарий используют против него, а операторов обвиняют в том, что они поощряют нарушения и опасную езду каршероводов.

Статистику таких нарушений автор не приводит. Статистики в репортаже вообще нет. Основные аргументы вроде доводов водителей или мнения какого-то адвоката совершенно субъективны. Конечно, такие приемы тоже можно использовать, но только как подтверждения правила, а не как основу для своего материала.

В репортаже по несколько раз крутят одни и те же ролики с грубыми нарушениями ПДД на машинах каршеринга. Из-за многократного повтора создается впечатление, что таких нарушений очень много. Хотя по факту – это 3-4 видеозаписи.

Большой журналистский недостаток этого материала – отсутствие информационного повода. Авария, от которой, вроде бы, отталкивается журналист, произошла больше года назад. Почему об этих «ужасах» каршеринга телеканал решил рассказать именно сейчас, хотя до этого часто рекламировал Делимобиль – непонятно.

Постановочные кадры

Во второй половине сюжета журналист проводит эксперимент: откручивает колеса у машины Делимобиля. (13:59) После этого приезжают «сотрудники службы безопасности» оператора и сначала агрессивно, а потом вполне мило рассказывают о своей работе.

По случайному совпадению команда Трушеринга видела, как снимались эти кадры. Видео с работой службы безопасности Делимобиля – постановка.

Но на самом деле, это понятно и без наших свидетельских показаний. Сотрудники службы безопасности, мастер, откручивавший колеса, да и сам автор материала слабо притворяются и плохо разыгрывают сценку.

«Мужчины в черном» без удивления смотрят, как их снимает профессиональный оператор, а потом дают интервью о своей работе (конечно, любой сотрудник службы безопасности сразу даст интервью журналисту, который только что пытался свинтить колеса на его автомобиле).

Делимобиль, вероятно, планировал, что «Москва 24» покажет, как оперативно реагирует его СБ. Но ошибся.

У российского каршеринга много проблем, и к операторам всегда будут вопросы. Задавать их и говорить о проблемах – правильное и нужное дело, которое поможет сделать рынок лучше.

Но скатываться в желтизну, подменять факты и манипулировать информацией – мерзко и непрофессионально.