Lifcar: «Не хочется наступать на те же грабли»

Лифкар – один из самых загадочных новичков на рынке московского каршеринга. Соцсети компания пока не ведет, на её сайте стоит заглушка, но в СМИ уже попала информация, что китайский автоконцерн Lifan планирует поставить оператору 4 тысячи автомобилей.

Чтобы разобраться во всем, редакция Трушеринга поговорила с заместителем генерального директора Лифкара Алексеем Лебедевым о качестве сервиса, китайских авто и, конечно, Флекскаре.

«Хотим создать качественный сервис, который будет удобен пользователю»

Как сейчас оцениваете рынок и спрос на каршеринг?

Алексей Лебедев: Хороший спрос, хороший рынок, перспективный. У разных компаний свое видение этого бизнеса, все его по-разному ведут: кто-то уходит в премиум, кто-то остается здесь, в эконом-сегменте.

Ну, у вас прямо супер-лоу-эконом-сегмент получается.

А.Л.: Нет, почему, китайские автомобили – не значит дешево и плохо. Сейчас во всех электронных устройствах, в тех же автомобилях, даже если они не являются китайскими марками, куча китайской электроники.
Вне зависимости от работы, я всегда считал заблуждением мысль «Китай – это плохо, Китай – это подделка или Китай – это ненадолго».

Вы нацелены на сегмент супердешевого каршеринга?

А.Л. Нет. Мы хотим создать качественный сервис, который будет удобен пользователю, и наш выбор в пользу китайского автомобиля марки Lifan X-50 обусловлен только хорошим предложением и нашими наблюдениями за рынком.

Есть популярные марки машин – Kia Rio, Hyundai Solaris – купить их не сложно. Но стоимость содержания этих автомобилей несколько выше, чем стоимость содержания Лифана. Это во-первых.

Во-вторых, мы рассматриваем этот рынок именно через призму коротких поездок. То есть, чем доступнее (в плане местонахождения) пользователю будет машина, тем ему будет интереснее. Но это абсолютно не означает, что Lifan X-50 – супер-лоу-ниша.

Автомобиль нормальный. В нем на сегодняшний день есть все для комфортной езды: кондиционер, парктроники, дневные ходовые огни. Псевдокожа… Она менее маркая, так что для пользователей это будет практичнее, чем тряпка. Кожа, конечно, создает неприятные ощущения зимой. Но в нашем случае есть подогрев сидений.

Мы планируем подробно расписать функционал автомобиля. Например, там есть нюансы с расположением кнопки подогрева сидений, но все же автомобиль для коротких передвижений более чем подходит.

То есть вы какой-то гайд для пользователей хотите сделать?

А.Л.: Да, обязательно, чтобы люди не самостоятельно знакомились со всеми нюансами автомобиля. Мы на них ездим сами – очень все досконально изучили и отзывы периодически мониторим.

«Я бы не сказал, что с Флексом мы облажались»

Расскажите, что происходит с Флекскар и как вы связаны с этой компанией?

А.Л.: Наша команда планировала запустить каршеринг под брендом Флекскар. Я так понимаю, следующий вопрос – что будет с теми людьми, которые зарегистрировались? Они, безусловно, будут осведомлены, что у нас будет Лифкар. Тех, кто выражал надежды на проект Флекскар, мы переместим в Лифкар. Бренд Флекскар, к сожалению, на сегодняшний день…

Вы его похороните?

А.Л.: Я не думаю, что мы его похороним. Там собственно хоронить-то нечего, есть только картинка и логотип.

Нет, в сознании людей он жив.

А.Л.: Вероятно, мы в последующем запустим под этим брендом какой-то отдельный проект. Я пока не знаю, не готов это обсуждать, но команда вся та же.

А почему не получилось запуститься с Флекскаром?

А.Л.: Есть моменты касающиеся способа финансирования. Есть моменты, связанные с нашими договоренностями с концерном Лифан. Много разных вещей.

Вопрос со стороны пользователей звучит так: вы долго переносили запуск, долго что-то обещали, по итогам не запустились. Но зачем-то собрали деньги на пакеты минут. Почему так получилось, у вас срывались сроки или что?

А.Л.: Срывались сроки. Мы не хотели выходить на рынок с чем-то неготовым.

С Лифкаром другая ситуация будет? Что вы сделаете, чтобы не облажаться так же, как с Флексом?

А.Л.:Я бы не сказал, что с Флексом мы облажались. Лифкар – проект, вынесенный в отдельные рамки. У нас большой штат квалифицированных сотрудников, имеющих опыт в каршеринге и прокате, который мы, безусловно, применим.

Мы пересмотрели кардинально вопросы интеграции, дабы избежать ошибок, допущенных с Флекскаром. Потому что там, поймите правильно, очень большой комплекс работ. Помимо платформы, на которой все работает, есть автомобили, которые управляются через эту платформу. Есть куча всяких разных сервисов, интегрированных в эту платформу – платежный сервис, верификация и прочее.

Был ряд ошибок с одним интегратором, которых не получалось решить. В итоге поменяли интегратора, поменяли полностью железо, которое стоит в машинах. Поэтому я более чем уверен, что таких ошибок не будет.

Что касается пользователей, еще раз говорю: никто из них не останется без внимания. Все пользователи, которые регистрировались во Флекскаре, будут перенесены в базу Лифкара. Будет, конечно, вознаграждение в виде какой-то компенсации, я не могу говорить сейчас о размере, но оно будет. Потому что, я прекрасно понимаю, люди понадеялись. И еще раз говорю, здесь никто никого не пытается обмануть.

Проект был, в него были вложены ресурсы, были вложены немалые деньги, поэтому люди, поверившие в этот проект и этот бренд, не останутся не отмеченными нами отдельно.

На старте будут продаваться пакеты минут?

А.Л.: Нет. Мы начинаем с малого. Во-первых, не будет предоплатных пакетов, пока не запустимся.

Во-вторых, при запуске не будет, к сожалению, суточных аренд. То есть будет единый тариф.

Возможно, будет «тариф номер 2», для другой группы пользователей, но пока я об этом тоже не буду говорить – рановато.

Сейчас наша фундаментальная задача – подготовить сервис к запуску. Мы не хотим потом «шлифовать» его на пользователях, хотим все сделать своими силами до официального запуска. Мы запустимся с определенным количеством автомобилей, с определенным функционалом приложения. И хотим, чтобы ничего не сбоило.

По крайней мере, мы стараемся так сделать. На рынке есть другие компании, которые уже накопили опыт. Мы его анализируем, дабы не повторять ошибок.

Летом Флекскар проводил конкурс среди своих подписчиков. Разыгрывали сертификат на 5000 минут, Bluetooth-гарнитуру, Powerbank и монопод. Одним из победителей этого конкурса оказался SMMщик компании. А другим — его жена. Об этом нам рассказал один из участников нашего чата в Телеграме.

Когда он стал распространять эту информацию в интернете, к нему в личные сообщения Вконтакте пришла угроза от жены этого сотрудника. Мол, нужно получше за машиной приглядывать, а то что-нибудь случится. Еще там было что-то вроде «за каждое сказанное слово будешь подвешен за язык».

Возвращаясь к Флекскару, что за херня там творилась с SMM-мом? Хочется услышать официальную позицию.

А.Л.: Предлагаю подвести под этой темой жирную черту. Я работаю в компании с определенного времени и предполагаю, что ваш вопрос связан с событиями, происходившими до моего прихода.

Я не буду комментировать это на основании своих выводов, могу заявить только то, что есть на сегодняшний день: мы наладим эти процессы в Лифкаре. А тему того, что происходило, и какие люди участвовали, предлагаю оставить.

Я могу принести официальные извинения, если эти люди кого-то оскорбили и кому-то навредили, и предлагаю вопрос закрыть. Он для меня также болезнен, как и для пользователей. Я сейчас потихоньку эти вопросы разгребаю, пытаюсь структурировать и настроить.

Маленькое уточнение – люди, которые делали это, сейчас вне команды?

А.Л.: Да, в команде их нет. Пока у нас нет SMM-ма. Сейчас полномочия по SMM-му могут быть делегированы руководителю одного из отделов – вплоть до меня. То есть ответить на какой-то вопрос я смогу. Все, что было в прошлом, предлагаю в прошлом и оставить.

«Не хочется наступать на те же грабли»

Давайте тогда к Лифкару – почему автомобили Лифан?

А.Л.: Интересная машина, чисто технически, также есть определенные привлекательные условия по финансированию, я их не буду раскрывать пока.

Ни для кого не секрет, что весь автомобильный бизнес живет каким-то финансированием. В основном – это лизинг. У каждой компании свои предложения и условия.

Мы остановились на Лифане по комплексу причин. Во-первых – финансирование. Во-вторых, мы на эту машину делаем ставку, потому что она, на мой взгляд, ничем не хуже машин в сегменте до миллиона рублей.

Какой тариф будет на старте?

А.Л.: На старте планируем тариф 6 рублей в минуту в режиме аренды, 2 рубля в минуту в режиме ожидания.

А страховка, франшиза?

А.Л.: Все в работе.

Страховку планируете включать в эту стоимость?

А.Л.: Все в работе. Мы сейчас в ежедневном контакте с поставщиками, выбираем предложения.

Когда вы планируете запуститься?

А.Л.: Как только отладим все интеграционные моменты. Не хочется наступать на те же грабли, на которые наступало много компаний на этом рынке. Когда все быстро-быстро, а по факту – картинка вместо сайта.

Стартануть мы планируем с парка плюс-минус 50 машин. Люди и машины у меня уже есть в требуемом количестве для старта.

Здесь еще и страховка играет важную роль? Многих интересует КАСКО.

А.Л.: Тариф 6 рублей будет без КАСКО. Как раз тариф с КАСКО обсуждаем сейчас. Будет ли такой тариф в принципе, и когда он будет – я отвечать не готов.

Поймите правильно, этот вопрос нужно решить так, чтобы и клиентам было удобно, и чтобы не увидеть завтра машину в состоянии «металла на вес».

Буквально вчера встречались с одним из топ-игроков на рынке страхования – есть поминутное КАСКО, есть расширенный полис ОСАГО. Что из этого взять и что транслировать на клиента – это как раз и решаем.

Это, пожалуй, по значимости второй на сегодняшний день вопрос после тестирования сервиса, платформы и всех интеграционных моментов.

А вы сами тестируете или бета-тестеры есть какие-то?

А.Л.: Сами. И, безусловно, дадим тем, кто купил пакеты во Флекскаре.

«Мы не структура Лифана, мы вкладываем свои деньги в бизнес»

Вы назвали сервис «Лифкар». Фактически – титульно под компанию Лифан. Значит ли это, что вы станете монобрендовой компанией?

А.Л.: Название Лифкар родилось совершенно спонтанно. Было много разных вариантов, и мы пошли по пути наименьшего сопротивления. Я далеко не маркетолог, лично для меня не принципиально, как назваться.

Мы живем в мире агрегаторов. Поэтому, когда человек ищет что-то в поиске, он обращает внимание на цену, на доступность этой услуги. А на название сейчас никто не смотрит. Это раньше название бренда работало. Сейчас на Яндекс.Маркете люди покупают кофеварки, блендеры, и им не важно, у кого.

Лифкар родился, безусловно, от названия автомобилей. На тот момент нам понравилось такое словосочетание, и цветовая гамма до сих пор не занята.

Будет ли у нас монобрендовый парк? Не готов пока ответить, но на сегодняшний день и ближайшие полгода-год, скорее всего, да. Потому что предложение, которое нам делает Лифан, более привлекательно, чем предложения других компаний.

Компания сама на вас вышла?

А.Л.: Скажем так, мы встретились на полпути друг к другу.

И у них не было каких-то особых пожеланий по названию? Они ведь пытаются зайти сейчас в Россию и свой бренд продвигают в том числе.

А.Л.:Наш логотип никак не связан с продвижением бренда Лифана в России. Безусловно, мы покупаем машины по корпоративной программе, это не цена дилерского салона, но наша взаимная поддержка не сводится к тому, что мы называем свой каршеринг в честь Лифана, а они позиционируют нас как выход на рынок.

То есть у вас нет договоренностей, что вы не можете закупать автомобили других марок?

А.Л.: Я сейчас не готов отвечать на этот вопрос. Чтобы вы правильно понимали – на одно юрлицо мы можем закупать Лифаны, другим юрлицом мы ничем уже Лифану не обязаны.

Мы не структура Лифана – мы структура коммерческая и вкладываем свои деньги в бизнес. Лифан продаёт машины – мы машины купили. Все, больше взаимосвязи пока никакой. Нас никто ни к чему не обязывает. Есть генеральное соглашение, детали которого я вам рассказывать не могу.

Соглашение юридическую силу имеет, уже подписано с обеих сторон?

А.Л.: Да, конечно, это соглашение с конкретными датами и конкретными числами.

Пару недель назад в СМИ фигурировало число в 4 тысячи автомобилей, которые Лифан поставит вам…

А.Л.:Это слова со стороны Лифан, это их прогнозы, но эта цифра была в наших договоренностях.

За какой период времени, по вашим оценкам?

А.Л.: Пару лет.

Вы вообще сами как оцениваете емкость московского рынка? Сколько нужно машин, чтобы Москва насытилась, и на какую долю рынка вы рассчитываете?

А.Л.: Я верю в ту цифру, к которой все сегодня апеллируют – 20 тысяч. Но на самом деле, здесь большую роль играет зона завершения аренды. Как только зона завершения аренды распакуется в контур 50 километров за МКАД, безусловно, емкость значительно вырастет. И цифра 20 тысяч уже не будет иметь никакого смысла.

Все динамично меняется. Куча игроков выходят, все придумывают разные предложения для клиента, кто-то делает удобный сервис, кто-то зону завершения аренды расширяет, кто-то дает возможность взять машину в Москве и вернуть в Питере.

Что касается конкуренции – это хороший процесс, который позволяет компаниям шлифовать свой бизнес, я в этом вижу только положительные черты. Своих коллег по цеху я конкурентами никогда не называл и называть не буду.

Сколько сейчас человек работает в штате вашей компании?

А.Л.: 20 человек с учетом линейного персонала. Безусловно, с увеличением объемов этого будет не хватать, будем привлекать новых людей. Сейчас самое важное не количество, а потенциал этих людей.

Расскажите про зону завершения аренды.

А.Л.: Пока МКАД. Спутников не будет, потому что машин недостаточно. Зону эксплуатации, понятно, глупо ограничивать МКАДом, это будет как в среднем сейчас по рынку – А-108 (Московское большое кольцо – прим. Трушеринга). С увеличением парка будем выходить на спутники, на аэропорты, с которыми сейчас согласовываем парковки, на торговые центры.

Вопрос по Лифанам: только X-50 будут?

А.Л.: Пока да. Тестировали весь модельный ряд – X-50 вписывается в нашу концепцию лучше всего.

Когда мы посидели внутри, показалось очень плохим качество сборки деталей. Появилось ощущение, что машина будет быстро приходить в негодность – не боитесь проблем с сервисом?

А.Л.: Нет, не боимся.

Расходную часть по сервису вы берете на себя?

А.Л.: Да. X-50 – новая модель. Пока еще не сформирован вторичный рынок по этим машинам, чтобы делать какие-то выводы. Будем смотреть по ситуации. Если всё это будет быстро приходить в негодность, значит, будем быстро обновлять парк, выходить на представительство, чтобы разрабатывать какие-то программы по замене или обновлению…

Я езжу на этой машине примерно месяц. Целенаправленно на одной и той же, у меня пробег уже порядка 2,5 тысяч километров. Честно – я в нее уже настолько влился, что меня ничего не напрягает. Дребезжание, которое было по началу, оно либо пропало, либо я его перестал замечать.

Поэтому я этого не боюсь. Будут ломаться – будем ремонтировать и приводить в порядок.

«Будете выбирать нас, потому что у нас качественный сервис»

По дороге к офису мы заметили несколько автомобилей черной и серой раскраски, будут такие запущены в прокат?

А.Л.: Да, все наши. Будут серые, черные, красные, синие – мы цветовой гаммы не будем выдерживать. Главное – оранжевые полоски, это требование ДепТранспорта. А цвета мы берем все.

А с департаментом транспорта все согласовали уже?

А.Л.: Конечно, уже получили парковочные разрешения. У нас уже машины на МосПаркинге могут стоять совершенно свободно.

Заправка по картам?

А.Л.: Да, планируем по картам.

А какие-то бонусы за заправку будут?

А.Л.: Безусловно. Все, опять же, сейчас в работе, не хочу останавливаться на конкретных цифрах. Если человек заправил наш автомобиль – чего мог и не делать в принципе, потому что запас топлива был не критичным, – конечно, его надо поощрить. Но точно также, если человек бросил машину с пустым баком, его надо наказать, потому что из-за него следующий пользователь не сможет воспользоваться автомобилем.

Я рассматриваю этот бизнес с двух сторон: со стороны управленца и со стороны пользователя. И к своим сотрудникам такие же требования предъявляю. Потому что бизнес не должен превращаться в высасывание денег из клиента.

За меньшие деньги в машине, вероятно, должен быть ограниченный функционал, но это не значит, что она должна зарасти грязью. Есть грань, которую нельзя переходить.

Да, наши машины китайские, а наш тариф – 6/2, но мы хотим сделать качественный сервис.

Когда планируете запустить сайт и показать договор?

А.Л.: Сайт и договор в работе. Как только первые машины выйдут на рынок – сразу все опубликуем.

Работаем над ними в ежедневном режиме. Я вижу, что у других компаний на рынке, как правило, очень перегружены договоры, и клиент их либо не читает, либо, если читает, его это отпугивает. Я хочу сделать это доступно и прозрачно для человека без юридического образования. Чтобы не было фраз «преамбула», «конверсия», «регресс» и так далее. Пользователю должно быть удобно, понятно и доступно.

Хватит ли у вас финансового запаса прочности? Даже если первые полгода не дадут каких-то операционных доходов?

А.Л.: Мы и не ждем операционных доходов в ближайший год. Мы реалисты, расходов много.

Прочности, запаса хватит.

Вопрос маркетинговый: почему я как потребитель должен выбрать вас, а не Делимобиль, Белку, Энитайм или Изирайд?

А.Л.: Хороший вопрос. Ответ, наверное: сервис, то есть качество, и, конечно, цена.

А что значит качество сервиса?

А.Л.: Бесперебойно работающее приложение, круглосуточная поддержка, программа лояльности для постоянных клиентов.

Конечно, я не могу вам сказать, что все будет отшлифовано с первых дней. Но акцент мы делаем на качество. На соотношение качества и цены, так вернее.

Что касается выбора между этими компаниями, будете выбирать нас, потому что у нас будет сервис. По крайней мере, мы к этому стремимся.